ICF отменила временное отстранение девятерых российских гребцов

Грeбля. Aнтидoпингoвaя кoмиссия Мeждунaрoднoй фeдeрaции кaнoэ (ICF) рaзрeшилa учaствoвaть в мeждунaрoдныx стартах девятерым российским гребцам, которые ранее были временно отстранены от соревнований по подозрению в нарушении антидопинговых правил.

В число дисквалифицированных точно входили каноист Алексей Коровашков, а также байдарочники Александр Дьяченко и Наталья Подольская, а имена ещё шестерых спортсменов не сообщались.

«Комиссия заслушала спортсменов, оценила имеющиеся доказательства по каждому индивидуальному случаю и пришла к выводу, что нет достаточных доказательств вины девятерых спортсменов в нарушениях антидопинговых правил. В связи с этим с настоящего момента спортсмены имеют право принимать участие в соревнованиях, но должны соответствовать дополнительным критериям допуска, которые также применимы ко всем российским спортсменам по гребле на байдарках и каноэ для участия в Международных соревнованиях в сезоне 2017 года», — говорится в официальном заявлении ICF.

Помимо этого ICF объявила новые критерии допуска к соревнованиям для российских гребцов, по которым для участия в стартах каждый российский спортсмен должен быть протестирован на допинг минимум два раза начиная с 1 января 2017 года с интервалом между тестированиями не менее 14 дней. Кроме того, анализ допинг-проб должен быть проведён аккредитованными лабораториями Всемирного антидопингового агентства (ВAДA), расположенными не на территории РФ.

Адвокаты девяти российских гребцов, обсуждают с ICF вопрос выплаты компенсаций за то, что спортсмены были безосновательно отстранены на протяжении длительного периода (в том числе и от Олимпиады в Рио-де-Жанейро), заявила генеральный секретарь Всероссийской федерации гребли на байдарках и каноэ (ВФГБК) Елена Исхакова.

«Время, которое было потрачено, все эти четыре года, их не вернёшь, – отметил Александр Дьяченко. – Это вопрос не материальной составляющей, речь о смысле всего, к чему мы готовились. Этот смысл был потерян. Время не вернуть. Что касается компенсаций, то с адвокатами я ещё не общался. Час назад узнал об этой новости, воспринял её положительно, потому что правда хоть и наполовину, но восторжествовала. Важно, чтобы в будущем никто не попадал в такую ситуацию. Это вопрос не денег, это вопрос возможностей, которые нам не дали показать. То, к чему мы готовились четыре года, пошло насмарку. Просто убрали нас.

Наталья Подольская, — Все родные и близкие рады за меня, но я не могу сказать, что в восторге, потому что всё это было так несправедливо, а разбирательство шло так долго. Я, конечно, пока не знаю, что получится с компенсациями, процесс очень сложный. Но хотелось бы, чтобы то, что с нами сделали, не осталось безнаказанным, и чтобы в будущем такое не случилось с другими людьми.»